00:52 | 12 декабря, 2019

Интересное

В режиме ожидания справедливости

уже год живут родители обвиняемых в преступлении,
которое их сыновья не совершали
В режиме ожидания справедливости фото 2
Дата : 05.10.2015   /   Комментариев: 2

В конце сентября прошлого года Хамид Ражапов, Саид-Магомед Цетиев и Хусейн Цетиев были задержаны полицией по подозрению в нападении на сотрудников МЧС. У их защиты давным-давно собрана «железная» доказательная база невиновности парней. Их алиби подтверждается и записями видеорегистраторов, и детализацией телефонных звонков, и многочисленными показаниями свидетелей. Более того, давно уже известны имена и фамилии тех, кто действительно участвовал в конфликте. Все эти факты были проигнорированы следствием, а дело с обвинительным заключением было передано в суд. Все эти события уже подробно описыались в одной из статей на сайте SKNEWS.RU

Первое заседание суда прошло 1 октября в закрытом режиме. Обвинение было зачитано без «посторонних» — видимо для того, чтобы скрыть, что дело сфабриковано, а факты притянуты за уши. Видно и для того, чтобы не присутствовали журналисты, родители обвиняемых. Второе заседание суда запланировано на 12 октября. Родные обвиняемых надеются, что на этот раз заседание будет открытым, матери ребят собираются приехать в столицу, чтобы поддержать сыновей. А пока мы встретились с ними в Грозном, столице Чеченской республики.

Нуржан и Хожахмед

В гостеприимном доме родителей Саида Цетиева вас не угостят ни сырниками, ни лепешками с тыквой. Любимые блюда сына его мама Нуржан уже год не готовит. Слезы застилают глаза от одной мысли о том, что он не может свободно приехать домой и поесть маминых угощений. Вот вернется…
Вокруг этой фразы теперь вертятся все разговоры. Вот и сейчас, когда мы сидим за большим столом летней кухни Цетиевых вместе с его родителями, мамой Хусейна Цетиева Хазан и мамой Хамида Ражапова Патимат, сквозь горестные рассказы о попытках пробить стену несправедливости иногда возникает негромкая мелодия надежды, и тогда мои собеседники начинают мечтать, какой пир горой они устроят. И даже заранее приглашают на свадьбы своих ребят, которые вроде еще не обзавелись невестами. Но это сейчас неважно, ведь все непременно будет хорошо, потому что их сыновья не виноваты.
Нуржан - мама Саида Цетиева Нуржан - мама Саида Цетиева
Нуржан из всех самая немногословная, сдержанная. Она как будто боится спугнуть удачу, ведь из троих пока только ее сына выпустили из СИЗО и разрешили ему жить под домашним арестом у московских родственников до решения суда. А может, эта внутренняя напряженность и некоторая отрешенность от внешних проявлений у нее с тех пор, когда погиб, подорвавшись на мине, оставшейся после второй чеченской войны, старший сын. Мальчику было всего тринадцать лет.
Эта семейная трагедия в одночасье изменила и младшего сына. Саид не мог себе позволить волновать маму, никогда не давал родителям повода беспокоиться.
— За все годы не было даже случая, чтобы повысить на него голос, — рассказывает отец Саида. — И в школе был примерным учеником, и дома помогал. Поступил в нефтяной институт. Работы не было, поехал на стройку в Москву, чтобы заработать на себя и нам помочь. Из меня, сами видите, какой работник. Калека.
Хожахмед поднимает культю левой руки и покалеченную правую руку с тремя пальцами — результат травмы, случившейся на железной дороге. Кстати, Саид числится опекуном отца, а сейчас в силу обстоятельств ничем не может ему помочь. Опекает родителей пока только дочь Малика, которая работает в организации «Врачи без границ». Да вот недавно приехала сестра Нуржан — миниатюрная улыбчивая Зара.
— Весь мир оборвался, когда я узнала, что случилось с племянником, — рассказывает она. И решительно добавляет: Ни за что не поверю, чтобы Саид что-то там натворил!
Нуржан согласно кивает головой и вспоминает, что несмотря на ошеломительное известие о задержании сына, у них с мужем не было сомнения, что это какое-то недоразумение, что полиция во всем разберется и дня через два ребят отпустят.
— Эта ситуация несправедливая, — поддерживает Хожахмед. — Они этого не заслужили. А вот таких полицейских, которые не хотят устанавливать правду, надо увольнять. Я вам пример приведу. Одно время я пас овец. Пастуху одному не справиться, помогают специально обученные собаки. Если овца начинает отбиваться от стада, сзади к ней подбегает собака, слегка хватает зубами, и овца возвращается. Но иногда бывает так, что собака перестарается и прокусит кожу у овцы. Почувствовав кровь, собака уже не останавливается, начинает терзать овцу. Такую собаку никогда не оставляют в стаде — ну какой из нее охранник, если она будет нападать на овец, а не защищать их!

Хазан

На самом деле маму Хусейна Цетиева все зовут Малика, Хазан она только по паспорту. Малика вспоминает свою прежнюю, еще довоенную жизнь, как сказочное далеко. В доме были и достаток, и благополучие, а она с удовольствием помогала тем, кому повезло в жизни меньше, чем ей. А потом все посыпалось, как карточный домик. Сначала мужу понадобилась сложная операция за рубежом, потом тяжелый душевный недуг поразил старшего сына. Да и у самой серьезное заболевание сердца — семнадцатый год на инвалидности. Осталась одна опора — сын Хусейн. Ну, кроме дочки, конечно.

Хазан - мама Хусейна Цетиева Хазан - мама Хусейна Цетиева
— Он три года работал на стройке в Москве, — рассказывает Малика. — Регулярно присылал нам деньги, тысяч по двадцать. И морально сын меня всегда поддерживал, созванивались чуть ли не каждый день. Накануне я начала плановое обследование в поликлинике. А тут третий день нет связи с ребятами — никогда такого не было. Родственник Саида из Москвы сообщил нам, что ребят посадили. Все как будто оборвалось — неужели мне еще и это, ну не может же Аллах меня так наказать! Единственный помощник и того посадили. Но с самого начала я не верила, что сын виноват. Да все они ребята работящие, не курящие, не пьющие. Кто-то гуляет, а эти всегда были заняты делом.
— На этом лечение мое закончилось, — продолжает Малика. — Я даже не чувствую, когда у меня давление, таблетки забываю принимать. Одни только мысли — ну как можно посадить ни за что!
Глаза Малики наполняются слезами, болью, усталостью, недоумением. Почему-то становится стыдно, что не можешь помочь страдающей женщине немедленно. А те, в чьей власти это сделать, увы, стыда не имеют. И сочувствия тоже.

Патимат

Мама Хамида Ражапова Патимат — женщина решительная. Не знаю, как там дома, в подушку, а на людях она точно не плачет. Похоже, что и своих близких, и себя самоё она давно убедила в том, что может все, ну или почти все. Рассказывает, что сын ей с удивлением признался: «Мама, я думал, что ты меня через два дня вызволишь».

Не робкой просительницей, а действующим вулканом входила она в кабинеты московских чиновников от правосудия, наталкиваясь на равнодушие и откровенное хамство. Не уставала удивляться — ведь некоторые ей в сыновья годятся, разве можно так разговаривать с женщиной, с матерью? А чего удивляться? Если б они глаза и души свои не заморозили, то давно бы разобрались в деле по существу, то есть по-честному.

Патимат - мама Хамида Ражапова Патимат - мама Хамида Ражапова
Почти три недели стояла с плакатом в одиночном пикете. Писала обращения и Генеральному прокурору, и председателю Следственного комитета РФ, и директору ФСБ, и даже Президенту страны. Сделала вывод: «Мы своими заявлениями заполняем их урны».
Грозилась сжечь себя на Красной площади, чтобы на дело обратили внимание, провели следствие в полном объеме, не игнорируя доказательства со стороны защиты. Не сомневайтесь, она может! Да только, кажется, она и сама уже поняла, что сей факт взволнует только репортеров, да и то, если узнают, а до высоких кабинетов новость и вовсе не дойдет — отфильтруют на подступах. Так же, как фильтруют обращения.
Но все же считать Патимат побежденной никак нельзя. Она сделала то, что оказалось «не по силам» московской полиции. Патимат нашла в Чечне тех, кто на самом деле напал на сотрудников МЧС, когда те избили их товарища. «Твой же сын ни в чем не виноват, — говорила она отцу избитого, — пусть поедет расскажет следователю, как все было на самом деле».
Говорят, участники нападения под давлением старейшин собирались, обсуждали — сдаваться им или нет, но к общему мнению так и не пришли. Тогда Патимат стала обнародовать их имена. А в ответ получила угрозы от родственников этих трусов. Сестра отца избитого парня Алхазура Закриева даже заявила, что они лучше отправят ребят в Сирию, (в данном случае она считает, что ее племяннику Алхазуру лучше воевать на стороне ИГИЛа), чем к идти с повинной к следователю. Зная, что у старшего сына Патимат тяжелая форма диабета и четверо детей, которых фактически содержал младший брат, который сейчас сидит в СИЗО, ей предлагали материальную помощь на все время отсидки Хамида, чтобы только замолчала.
Прямо во время нашего разговора Патимат позвонили из прокуратуры Грозного и сообщили, что на нее поступило заявление с требованием прекратить разоблачение истинных виновников происшествия. Увидев, что московской полиции они не интересны, трусливые правонарушители осмелели от безнаказанности. Правда, заявление на Патимат Ражапову в Грозненской прокуратуре не приняли.

Послевкусие

Того, что испытывают сейчас родные обвиняемых, не пожелаешь никому. И все же у меня сложилось стойкое чувство, что несмотря на то, что они переживают за своих сыновей, обвиняемых вместо настоящих виновников конфликта, Нуржан, Малика, Патимат и Хожахмед ни за что не хотели бы поменяться местами с родителями тех, кто сейчас на свободе, но скрывается от правосудия.
Они гордятся своими сыновьями, уверены в их невиновности и живут надеждой на то, что справедливость все-таки восторжествует и ребят освободят. А те, другие, будут всю жизнь отбывать срок презрения со стороны своих соотечественников.
Татьяна Комендант
ВНИМАНИЕ! При копировании материала активная ссылка на статью сайта SKNEWS.RU обязательна!
5 октября 2015, 16:28
Просмотров: 3232
Поделиться:

Ссылки по теме

Комментарии к статье 2

Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить комментарий (сейчас комментариев: 2)
 
6 октября 2015 в 06:58 satelit Комментарий был удален модератором
 
9 октября 2015 в 17:11 u336617753 очень жалко и родителей и ребят которые сидят целый год ни за что! дай Бог чтоб все стало на свои места, чтоб наконец то правоохранительные органы пошире открыли свои глаза и по букве закона смотрели на эту ситуацию!