23:25 | 21 мая, 2018

Новый удар не за горами: какие средства обеспечивают безупречность ПВО Сирии?

Первая попытка Пентагона и Объединённых ВВС и ВМС коалиции лишить правительственные войска Сирии боевой устойчивости при помощи массированного ракетного удара, осуществлённого морскими и воздушными носителями стратегических и тактических крылатых ракет, так и не увенчалась успехом. Удачный перехват 71 из 105 запущенных крылатых ракет морского (UGM/RGM-109E, TLAM, «SCALP Naval») и воздушного (AGM-158B JASSM-ER, «SCALP-EG», «Shtorm Shadow») стал вполне закономерным событием благодаря заблаговременному переформатированию сирийской ПВО из устаревшей так называемой «хуторной» структуры (наблюдалась во время Шестидневной и Ливанской войн) в современный сетецентрический противоракетный «зонтик», где зенитно-ракетные комплексы различных типов интегрированы в единую тактическую сеть, получающую целеуказание одновременно от нескольких средств дальнего радиолокационного обнаружения и комплексов радиотехнической разведки.
Новый удар не за горами: какие средства обеспечивают безупречность ПВО Сирии? фото 2
Немалую роль в успешном отражении удара коалиции также сыграло применение современных многоканальных зенитных ракетно-пушечных комплексов 96К6 «Панцирь-С1» (более 40 единиц) и войсковых ЗРК «Бук-М1» и «Бук-М2Э», поступающих на вооружение Сирийской Арабской Армии (САА) с 1986-го и 2016-го годов соответственно.
О структуре и преимуществах интегрированной сетецентрической ПВО САР мы поговорим немного позднее, а сейчас рассмотрим основные причины использования преимущественно южного воздушного направления для удара, а также его ограниченности (всего 105 ракет) несмотря на то, что оперативно переброшенная на огневые рубежи пуска «Томагавков» и «Скальпов» смешанная корабельная ударная группировка перед ударом была представлена 6 надводными кораблями и не менее чем 3 многоцелевыми атомными подлодками-носителями ракет «Tonahawk» и JASSM-ER. В частности, в Восточном Средиземноморье (между Критом и Кипром) огневые позиции заняли «Иджис»-эсминцы управления ракетным оружием (УРО) ВМС США DDG-75 USS «Donald Cook» и DDG-78 USS «Porter» класса «Arleigh Burke», французский фрегат D653 «Languedoc» класса FREMM, многоцелевой малошумный атомный подводный крейсер SSN-785 USS «John Warner» класса «Virginia Block III», а также две новейшие многоцелевые АПЛ класса «Astute» Военно-морского флота Великобритании.
На первый взгляд могло показаться, что именно средиземноморский «ракетный костяк» ОВМС НАТО обрушит всю свою огневую мощь на Сирию, ведь все вышеуказанные американские эсминцы и французский фрегат несли в своих универсальных пусковых установках Mk 41 VLS и «Sylver A70» около 100 «Томагавков» и 16 тактических КР большой дальности «SCALP Naval», плюс ещё около более чем 30-40 ракет на бортах британских субмарин класса «Эстьют» и американской «Джон Уорнер».
Но «стратеги» из Пентагона и объединённого командования НАТО пошли на хитрость. В качестве главного «ударного кулака» выступили надводные «Иджис»-корабли ВМС США, внезапно прибывшие в северные части акваторий Персидского залива и Красного моря. Из первого района действовал американский ЭМ УРО DDG-76 «Higgins» (запустил 23 «Томагавка» в версии RGM-109E), из второго эсминец DDG-58 USS «Laboon» и ракетный крейсер CG-61 USS «Monterey», суммарно запустившие 37 «Томагавков» в модификациях UGM-109E и TLAM-C. С южного воздушного направления (из воздушного пространства над 55-километровой «зоной без-опасности») действовали и 2 стратегических бомбардировщика B-1B «Lancer», использовавшие лишь 19 перспективных малозаметных ракет AGM-158B JASSM-ER, в то время как общий боекомплект 2-х бомбардировщиков равен 48 ракетам.
В то же время, средиземноморская смешанная группировка (включала ещё и тактическую авиацию) задействовала лишь 6 «Томагавков» подводного базирования UGM-109E c револьверной пусковой установки подлодки SSN-785, 3 ракеты «SCALP Naval» c французского фрегата «Лангедок» и 17 ракет «Шторм Шэдоу» и «SCALP-EG» c подвесок тактических истребителей «Торнадо GR.4», «Mirage-2000D» и «Rafale». Получается, что на средиземноморскую группировку пришлось лишь 24,7% затраченных ракет, в то время как 75,3% пришлось на группировку, действующую из Персидского Залива и Красного Моря.

О чём это говорит?

Командование ОВМС коалиции приняло решение атаковать объекты правительственных сил Сирии преимущественно с южного стратегического направления, в то время как часть корабельной ударной группировки в восточной части Средиземного моря в большей степени выполняла роль противоракетной, противокорабельной и противолодочной зон воспрещения и ограничения доступа и манёвра «A2/AD» для тактической авиации ВКС России, кораблей и дизель-электрических подлодок Военноморского флота России на случай, если последние предпримут попытку ответного удара. Также эта КУГ применялась для отвлечения внимания сирийских средств радиолокационной и радиотехнической разведки перед началом агрессии. Использование южного воздушного направления для построения траекторий подлёта основного ударного эшелона «Томагавков» и JASSM-ER являлось крайне продуманным стратегическим элементом сил коалиции, главной целью которого было использование горных хребтов Антиливана для сокрытия приближения ракет от наземных радиолокационных комплексов сирийской ПВО.
Отталкиваясь от топографических особенностей района, тактико-технических параметров крылатых ракет (ЭПР и скорость), а также такого понятия, как «время реакции» ЗРК, ВМС США планировали лишить сирийскую ПВО времени на своевременное обнаружение, сопровождение, «захват» и уничтожение ракет противника. Также данные траектории RGM-109E и AGM-158A ракет исключали длительный полёт от западных рубежей Кипра до побережья Ливана над ровной морской поверхностью, что могло стать причиной быстрого пеленгования посредством развёрнутых на возвышенностях близ Тартуса российских всевысотных обнаружителей 96Л6 и радиолокационных обнаружителей 9С15М2 «Обзор-3», входящих в состав зенитно-ракетных дивизионов С-400 «Триумф» и С-300В4 соответственно. Выходя на цели из воздушного пространства Израиля и Иордании, в соответствии с предположением американских военных спецов, крылатые ракеты должны были быть недоступными для сирийских и российских РЛС ввиду сложного рельефа местности. Тем не менее, даже это предположение командования ОВС НАТО не спасло коалицию от весьма низкой эффективности удара. Наши американские «друзья» серьёзно просчитались относительно потенциала средств радиолокационной разведки и радиоэлектронной борь-бы ВКС России.
Во-первых, ограниченность удара всего 105 ракетами (в то время как боекомплект всего военноморского «наряда» доходил до 450 — 500 ракет) связана с тем, что самолёты стратегической радиотехнической и радиоэлектронной разведки RC-135W, а также БПЛА RQ-4B «Global Hawk» ВВС США так и не смогли окончательно запеленговать координаты всех мест дислокации российского военного контингента (советников, специалистов в области РТР и ПВО), поскольку все эти районы в западной части республики были тщательно прикрыты мощной завесой шумовых ответных радиоэлектронных помех в VHF, UHF-диапазонах (тактическая голосовая радиосвязь), а также в диапазонах L, S, X и J(характерных для радаров сопровождения и наведения на цели), генерируемых мобильными комплексами «Красуха-2/4», СПН-2/4 и т.д. Следовательно, в процессе удара Пентагон вынужден был постоянно поддерживать связь с Генштабом ВС России во избежание непредвиденного нанесения ущерба российским военным, ведущего к прямому столкновению между ВС России и ОВС НАТО.
Во-вторых, ещё за 20 часов до пуска крылатых ракет, днём 13 апреля, в воздушном пространстве над провинциями Хомс и Хама были замечены российские самолёты дальнего радиолокационного обнаружения А-50У, выполняющие поочерёдное боевое дежурство на предмет проникновения в сирийское воздушного пространство средств нападения противника. Об этом, со ссылкой на соответствующий фотоматериал, сообщил новостной блок тактической онлайн-карты syria.liveuamap.com. Для простого обывателя могло бы показаться, что ничего особенного в этом нет, и А-50У, как и прочие AWACSы, просто наблюдали, чтобы «Томагавки» не направились в сторону Хмеймима и Тартуса. Но тактическая увязка здесь куда более серьёзная. Очевидно, что в ходе ракетной атаки машины оказывали прямую поддержку сирийской ПВО, выполняя ту работу, с которой не справились бы наземные радиолокационные комплесы. И здесь в самую пору вернуться к краткому обзору структуры и преимуществ сетецентрической ПВО САР.
Основана она на интеграции всех более-менее современных сирийских зенитно-ракетных комплесов (С-125М «Печора-2М», «Бук-М2Э», «Панцирь-С1», «Оса-АКМ») в единую сетецентрическую сеть ПВО, где между каждым дивизионом и отдельной боевой машиной установлена непрерывная тактическая связь по шифрованному радиоканалу связи. Это позволяет реализовать точное распределение огромного количества (255, 500 или более) средств воздушного нападения противника (тех самых «Томагавков» и JASSM-ER и т.д.) между комплексами. Связующим звеном в этом сетецентрическом звене выступают отечественные автоматизированные системы управления (АСУ) зенитно-ракетной бригадой «Байкал-1МЭ», а также унифицированные батарейные командные пункты (УБКП) «Ранжир-М».
Сетецентрическая иерархия взаимодействия ЗРДН в смешанной зенитно-ракетной бригаде под управлением АСУ «Байкал-1МЭ» Сетецентрическая иерархия взаимодействия ЗРДН в смешанной зенитно-ракетной бригаде под управлением АСУ «Байкал-1МЭ»
Первые способны обеспечивать эффективную работу смешанных зенитно-ракетных подразделений на участке пространства протяжённостью 6400 км и с практическим потолком 1200 км. Численность координируемой зенитно-ракетной бригады может доходить до 24 дивизионов или 8 систем, включая С-200ВЭ, С-300ПС/ПМУ-1/2, «Бук-М2». Вычислительные средства операторского КП АСУ «Байкал-1МЭ» способны сопровождать 500 целей. Управление ЗРК малой дальности («Панцири», «Осы», «Стрелы-10» и т.д.) осуществляется благодаря синхрони-зации с «Байкалом» УБКП 9С737М «Ранжир».
Самолёты ДРЛО А-50У являются одними из основных источников радиолокационной информации для данных автоматизированных систем управления, а поэтому и превосходный результат с перехватом большинства запущенных по Сирии ракет можно считать ожидаемым. Радиолокационные комплексы «Шмель-2», установленные на самолётах А-50У, в отличие от наземных станций, практически не имеют ограничений по радиогоризонту, а поэтому заранее обнаруживали натовские крылатые ракеты даже в сложной горной местности Антиливана. Очевидно, что прибывшая на этой неделе в Средиземное море авианосная ударная группировка во главе с авианосцем «Гарри Трумэн» может быть использована для реванша Вашингтона в сирийской развязке, а поэтому уже в ближайшие недели мы можем стать свидетелями повторных, более мощных, ударов, отражать которые предстоит не только «Букам» и «Панцирям», но уже и более совершенным «Трёхсоткам», планируемым к доставке в ближайшие дни, либо уже прибывшим на Сирийский театр военных действий через ПМТО Тартус под прикрытием аэрозольной завесы, о чём сообщают воодушевлённые сирийские источники.
ВНИМАНИЕ! При копировании материала активная ссылка на статью сайта SKNEWS.RU обязательна!
25 апреля 2018, 10:35
Автор: Евгений Даманцев
Просмотров: 767
Поделиться:

Ссылки по теме

Комментарии 0
Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить комментарий (сейчас комментариев: 0)