11:45 | 23 сентября, 2021

Предисловием к этому материалу может послужить поздравление с профессиональным праздником – Днём медицинского работника: Б., молодой мужчина, житель Ставрополья, объединил в своём поздравлении четверых врачей, которые 10 лет назад спасли ему жизнь.

В жизни каждого из нас есть момент истины, который делит эту самую жизнь на «до» и «после». Для двацатидвухлетнего парня Б. этот момент наступил 14 сентября 2010 г., когда он после ДТП в тяжелейшем состоянии был доставлен в Кочубеевскую ЦРБ.

У пострадавшего был полный отрыв трахеи и пищевода. Воздух не попадал в легкие, и он не мог дышать. Врачи скорой помощи быстро транспортировали молодого человека с места происшествия в Кочубеевскую районную больницу, где пациент был интубирован и подключен к аппарату ИВЛ.

На транспорте «Санавиации» туда был экстренно доставлен профессор А. Айдемиров, на тот момент — заведующий торакоабдоминальным отделением Краевой клинической больницы. Вместе с коллегами из Кочубеевской ЦРБ ему удалось восстановить пациенту трахею, и уже после первой операции он начал дышать самостоятельно.

Из-за выраженного повреждения тканей шеи проксимальный отдел пищевода больному на первом этапе вывели наружу, дистальный заглушили и наложили питательную гастростому. Через 14 дней, когда состояние стабилизировалось, его перевезли в краевую больницу, где был проведён второй этап операции — пластика пищевода с желудочным стеблем, наложение глоточно-желудочного анастомоза.

Четверо врачей на разных этапах спасения жизни объединились вокруг операционного стола: Артур Айдемиров, Андрей Больбот, Мурат Байрамкулов, Анна Толмачева. К слову сказать, трое из них — выпускники СтГМУ, а А. Больбот учился в Казахстане.

Сегодня они снова объединились, чтобы дать интервью.

Артур Айдемиров, заведующий кафедрой госпитальной хирургии СтГМУ, профессор, д.м.н.

— Для меня всё началось со звонка из «Санавиации». Они вкратце обрисовали ситуацию: раздулась шея, кашляет кровью… По симптомам я понял, что скорее всего, повреждена трахея, отёк мог быть из-за того, что воздух попадал в окружающие ткани шеи. Я посоветовал коллегам из Кочубеевской ЦРБ интубировать трахею, перевести пострадавшего на ИВЛ и сказал, что выезжаю. Через час был уже на месте, и мы приступили к операции. К чести врачей из ЦРБ – с самого начала они делали всё абсолютно правильно, грамотно и своевременно.

Свидетельство квалифицированности этих действий – пациент остался жив, несмотря на то, что мы могли его потерять на этапах транспортировки бригадой «скорой помощи» и интубации повреждённой трахеи в Кочубеевской ЦРБ. Уникальность случая была в том, что в результате травмы ткани шеи были размозжены до позвоночника. Причём при ревизии установлен полный отрыв трахеи и пищевода, отслоение щитовидной железы, обширная гематома тканей шеи.

Первым этапом выполнена резекция щитовидной железы, первого кольца трахеи и циркулярное ушивание её с перстневидным хрящем. Пищевод восстановить не представлялось возможным из-за протяженного повреждения. Поэтому наложена эзофагостома, дистальный конец пищевода заглушен и наложена питательная гастростома.

Впоследствии пациент переведён в краевую клиническую больницу г. Ставрополя, где после предоперационной подготовки ему выполнили реконструктивно- восстановительную операцию — абдомино-цервикальную пластику пищевода желудочным стеблем. Причём на шее был сформирован глоточно-желудочный анастомоз. Такого рода операции — пластику пищевода желудком я делал многкратно начиная с 2002 года, но это были плановые операции, а здесь сама жизнь поставила нас перед фактом.

В литературе – ни в нашей российской, ни в мировой, я не нашел опыта аналогичных по сложности операций в результате тяжелой травмы шеи. О своём опыте я докладывал и на Евро-Азиатском конгрессе, и на Всероссийском съезде хирургов, и на других площадках, где коллеги делятся опытом. Обе операции прошли без осложнений. Через некоторое время у пациента восстановился голос. С пациентом мы периодически встречаемся: он приезжает на осмотр.

Андрей Больбот, заведующий отделением анестезиологии и реанимации Кочубеевской ЦРБ

— Когда я впервые увидел этого пациента, у него уже началась подкожная эмфизема, дыхательная недостаточность, появилась одышка… Параллельно наши хирурги связывались с «Санавиацией». Вскоре приехал профессор Айдемиров и больной был прооперирован. В моей практике это был первый по такой сложности случай. Обычно эмоции у меня возникают уже после, когда операция заканчивается. Потом, когда начал прокручивать в памяти все эти перипетии, холодок побежал по телу: мы несколько раз могли потерять больного, но, слав богу, он жив-здоров.

Мурат Байрамкулов, заведующий отделением гнойной хирургии краевой клинической больницы им. Семашко

— Дело в том, что во всей этой истории я попал в зенит чужой славы: когда больной стабилизировался, его госпитализировали на второй этап лечения в нашу больницу, я был его лечащим врачом. На первом этапе ему спасли жизнь, восстановили трахею и вывели пищевод. На операции по реконструкции пищевода я ассистировал профессору Айдемирову. Обычно операции такой сложности встречаются при онкозаболеваниях на плановых операциях, после тщательной подготовки и пациента, и врача.

Сложность на всех этапах лечения заключалась в том, что изначально была повреждена шея, где проходят основные сосуды: сонная артерия, яремные вены, трахея, пищевод, щитовидная железа, возвратные нервы. И в этом кровавом месиве очень важно было распознать все эти органы и не нарушить ничего.

Анна Толмачева, врач-реаниматолог краевой клинической больницы им. Семашко.

— Для меня эта история началась с этапа реконструкции, когда пациент оказался у нас в стационаре клинической больницы в Ставрополе. Непосредственно восстановительный этап включал в себя пластику трахеи пищевода и выхаживание пациента в послеоперационный период. Не скажу, что второй этап был намного легче первого: такие пациенты относятся к категории очень сложных: полный отрыв трахеи и пищевода, было много нюансов, многочасовая операция шла весь день, особенности были и в послеоперационный восстановительный период…

Что же касается пациента Б., чудом выжившего в этой истории и главного виновника торжества хорошей медицинской практики, то сегодня он жив, здоров, и обзавёлся всеми атрибутами обычной нормальной жизни: семьёй, детьми, работой…Десять лет назад такого исхода всей этой истории нельзя было предположить даже в самых смелых прогнозах.

В греческой мифологии существуют три богини — дочери Ночи, управляющие судьбой человека: первая — Клофо, прядет нить жизни, вторая Лахезис — определяет судьбу жизни, третья — Атропа, то есть, неизбежная, отрезает нить жизни. Они знают наперёд участь, ожидающую каждого человека и люди должны подчиняться этим могущественным богиням.Десять лет назад ставропольские медики объединились вокруг операционного стола, чтобы бросить вызов богиням судьбы. Они бросили вызов и победили Атропу – ту самую, что отрезает нить жизни.

На фото автора: В операционной краевой клинической больницы им. Семашко оперирует профессор А. Айдемиров (на фото — второй слева)

ВНИМАНИЕ! При копировании материала активная ссылка на статью сайта SKNEWS.RU обязательна!
6 августа 2021, 22:50
Автор: Рубен Казарян
Просмотров: 1890
Поделиться:

Ссылки по теме

Комментарии к статье 0

Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить комментарий (сейчас комментариев: 0)