19:37 | 19 августа, 2017

$ 59.3612 0.1122     € 69.7197 0.0666    

Провоцируя Джихад, можно попасть в рай

Не насытится никак Северный Кавказ, все не нахлебается пойлом, замешанном на крови тысяч убитых в кровавых межнациональных, криминальных и прочих конфликтах и просто умерших раньше времени от происшедших перемен, да на сказках об уже наступившей райской жизни, которая – как на Западе. Вчера – Чечня, Дагестан, сегодня – Ингушетия, Северная Осетия–Алания и, наконец, Кабардино-Балкария...
В советские времена шутили, слушая бесконечные разглагольствования партийных функционеров о борьбе за мир во всем мире: «Такую борьбу начнем, что камня на камне от мира не останется». Сегодня уже не шутим, но серьезно боремся за свободы – слова, личности, «голубых» и «оранжевых», свободы убивать и быть убитыми. Успешно боремся, целые народы скоро исчезнут с карты Северного Кавказа.
Странная демократия… За углом атакуют ФСБ, а перед новым концертным залом в кафетерии люди отдыхают, в сквере молодые мамаши прогуливают своих детишек.
В тысячах домов Кабардино-Балкарии, Северной Осетии, Ингушетии, Дагестана – траур, слезы, а по телевизору – сплошные петросяны, пугачевы, галкины, жванецкие… Ткни на кнопку – и попадешь на лихой концерт или же «круглый стол», за которым одни и те же лица спорят, обсуждают бюджет, скандальное поведение того или иного депутата, с умным видом говорят о путях демократии в России, невозможности возвращения к временам застоя и нарушениях прав личности...
Как в дурном сне. Но это не кошмарный сон, а явь – новая Россия, резво и весело скачущая к идеалам западного, открытого общества. Гуляй, Вася (Мухамед, Петр)! Все теперь возможно! Захотел – украл завод, месторождение, бюджет целого района, обворовал вкладчиков банка, пенсионеров, откладывавших на саван копейки, захотел – отдал целый пролив другому государству, захотел – развязал войну на Кавказе...
А мы продолжаем все тупо следить за этим «можно», продолжаем не понимать происходящее. Приходим в себя на короткое мгновение после очередного Волгодонска, Буйнакска, Каспийска, Беслана, Назрани, а теперь уже и Нальчика, умываемся кровавыми слезами, задаемся безответными вопросами: КТО стоит за этим планомерно продолжающимся все годы после развала СССР ужасом? КТО планирует очередную бойню? КТО обеспечивает идеологическое прикрытие очередной кровавой операции?
Не может быть, чтобы Шамиль Басаев творил зло уже 10 лет, а его не могли за это время уничтожить. Чтобы на нашу землю свободно, как к себе домой, заезжали арабские террористы, и никто этому не препятствовал. Чтобы ежегодно изымались десятки тысяч(!) стволов оружия, тонны боеприпасов, а бандитские отряды продолжали оставаться прекрасно вооруженными. Чтобы в наших селах и городах плодились человеконенавистники-ваххабиты и «Братья мусульмане» (которых даже в таких исламских странах, как Египет, Алжир, Пакистан, при поимке вешают как врагов государства и ислама), открыто проповедовали свою гнусную, античеловеческую сектантскую ересь, и никто не видел этого. Чтобы огромная армия спецслужб не знала конкретных заказчиков массовых убийств мирных граждан, их агентов-исполнителей и их защитников в СМИ, возводящих негодяев в ранг чуть ли не святых борцов за свободы!.. Впрочем, иногда и беда помогает получить хоть какие-то ответы.
В «Новой газете» от 31 октября 2005 г. появилась статья «Милицейское государство в отдельно взятой республике». Автор – Юлия Латынина.
Процитирую только начало статьи, ибо вся остальная часть – только фон, который должен оттенять главную идею.
«Елена искала своего племянника Казбулата несколько дней. Голые тела убитых лежали в рефрижераторе стопкой при уличной температуре, и в них копошились черви. Чтобы найти тело, приходилось перебирать всю стопку, и, когда ее перебирали, от трупа что-то отрывалось. Елена перебирала трупы с субботы и нашла своего племянника только во вторник. Он лежал у входа и был свежий, без червей. В первый раз она насчитала 132 трупа, а в последний – 160.
Трупы убитых 13 октября не выдают родственникам и даже не продают. Я знаю, что таков закон, но я не знаю в этом законе статьи, которая гласит, что трупы надо скармливать червям при комнатной температуре.
Почти на всех убитых родные не могли нарадоваться. Не пил, не курил. Вкалывал. Если утащит из дома телевизор – так чтобы отдать бедной соседке.
Многие их родные не носят траур. Объясняют: истинный ислам не велит держать траур больше трех дней. Лица светлые, у многих спокойные. Что горевать, если сын в раю? Надо мстить.
Большинство убитых – члены кабардино-балкарского джамаата, еще недавно не считавшегося экстремистским. До 13 октября Кабарда была разделена на две неравные части: небольшая кучка экстремистов (в балкарском джамаате «Ярмук» было в разное время от 15 до 70 человек) и остальное население. Теперь Кабарда разделена на народ, который убивают, и ментов, которые убивают»...
Латынина просто не понимает, что означает слово «джамаат». Оно, это слово, может быть формой местного самоуправления, к примеру, в Дагестане, и означает «совокупность всего взрослого населения общины; в узком – это народное собрание»… С арабского «джамаат» переводится как «общество, коллектив, община». В традиционном исламе джамаат понимается как сообщество правоверных, которые являются членами одной и той же общины, группирующейся вокруг одной мечети. Если в городе или районе одна мечеть, можно говорить о джамаате города или района.
Если бы Латынина знала это, она даже не заикнулась бы о кабардино-балкарском джамаате. Потому что такого нет в природе. Ибо в Кабардино-Балкарии проживают граждане республики – кабардинцы, балкарцы, русские, представители десятков других народов и народностей, и большая их часть не мусульмане, а значит, всех их нельзя объединять под словом «джамаат». Более того, в КБР не одна мечеть, объединяющая кабардинцев и балкарцев, а 149 (кстати, из них только 7 – в большей части не мечети, а молитвенные дома – были закрыты, причем правомерно, а не все, как представляет Латынина).
Латынина не понимает, что Кабарда – территория, на которой проживают кабардинцы, и балкарский джамаат «Ярмук» не имеет никакого отношения к кабардинцам. Что сам «Ярмук» – также непонятное явление для многих в Кабардино-Балкарии: возник непонятно откуда и исчез, растворился непонятно куда после уничтожения бандитов, якобы входивших в эту группу. Что не может быть такого, чтобы Кабарда была разделена на «небольшую кучку экстремистов» и остальной народ; с таким же успехом можно утверждать, что русский народ разделен на солнцевскую ОПГ и весь остальной русский народ.
Впрочем, не эти ради этих, мягко говоря, неточностей я цитирую Латынину. Человек, не бывший 13 октября в Нальчике, будет уверен, что она рассказывает о несчастных мальчишках, мирно прогуливавшихся в тот день по городу и убитых озверелыми местными милиционерами.
Сваленные в кучу трупы – это ужасно. Однако уважающий себя профессионал обязательно подчеркнул бы в своей статье, что те, о ком она горюет, были уничтожены при вооруженном нападении на органы государственной власти России, уничтожены, находясь при оружии и в состоянии сильнейшего, как заявляют судмедэксперты, наркотического опьянения. И, что особенно важно, эти – трудно называть людьми безжалостных убийц, на которых, если верить Латыниной, «не могли нарадоваться родители», ибо «не пили, не курили, вкалывали» (а как же утверждения о том, что молодые люди вынуждены были взять оружие, потому что не могли найти работу?) – пришли в Нальчик убивать. Именно убивать, потому что смысла никакого не было в их действиях: они убивали прохожих на улицах, они тупо обстреливали райотделы милиции, ФСБ, погранотряд, УИН, но не пытались захватить (захват нескольких кабинетов РОВД-3 следует отнести к казуистике, нежели к осмысленным действиям террористов) эти и другие важные госучреждения. Так не протестуют, так не бунтуют, так не пытаются захватить власть. Так ведут себя, когда исполняется чей-то сатанинский заказ.
На первый взгляд кажется, что дамочке очень хочется прослыть оригиналкой. Все пишут о бандитах, напавших на Нальчик, а она разоблачает «ментов», вина которых заключается лишь в том, что они отдавали свои жизни, защищая город от озверелой, накаченной наркотиками, вооруженной до зубов и не щадившей никого на своем пути банды преступников. Не надо, видимо, «ментам» этого делать, а тем более – уничтожать преступников, да еще впоследствии отказывать в выдаче трупов (хотя надо бы, наконец, уяснить «защитнице обездоленных», что к «ментам» ее претензии не имеют никакого отношения – трупами ведают иные ведомства).
Однако порядочный человек, пришедший в журналистику, обязан считаться с главным правилом этой профессии – выслушивать обе стороны конфликта и только после этого делать выводы. Латынина общалась с родственниками бандитов и, как мы видим, сочувствовала им, но не соизволила хотя бы на минутку заглянуть ко мне, отцу зверски убитого бандитами сына (безоружного молодого парня расстреливали, как в тире: сначала одну ногу прострелили, затем другую, а когда надоело баловаться, снайпер выстрелил ему в голову), и постоять рядом, послушать, о чем говорят сотни разгневанных людей, пришедших выразить соболезнование. Или пойти к родственникам Инала Тешева – офицера «Центра Т», которого убили бандиты у киоска, где он покупал сигареты. Или же заглянуть к родственникам другого сотрудника «Центра Т» – Александра Боева, которого бандит-снайпер подстрелил во дворе Центра и не позволял подойти к раненому, чтобы тот истек кровью. Или же постоять рядом со мной весь вечер 13 октября у морга, когда я ждал тело своего сына, послушать рыдания в одночасье ставших вдовами жен убитых милиционеров и военных...
Но Латынина предпочла правду той стороны. Почему?
Лично я не верю, что за статьей стоит обычная коммерция.
Да, кто-то из моих коллег-журналистов и сегодня продает свой труд, зарабатывая на каких-то экономических или политических играх. Рынок, ничего тут не поделаешь. Но даже у самых продажных есть правило – обходить стороной межнациональные, а тем более – религиозные конфликты, в лучшем случае – соблюдать позицию нейтрального эксперта. Чечня – тому горький опыт: «свободная» пресса тогда помогла разрастись конфликту, переросшему в настоящую войну, оказалась виновником трагедий десятков тысяч чеченских, ингушских, русских, дагестанских семей, потерявших в этой бойне близких.
Многие из нас, хоть и с запозданием, но перестали защищать бандитов и сепаратистов. Но остались те, кто и сегодня продолжает свое черное дело. Продолжает под видом помощи «обижаемым и унижаемым» федералами. Наших военных убивают, взрывают, но самоявленные правозащитники не о них льют слезы, не в их защиту поднимают российскую и мировую общественность, а встают на сторону бандитов, пойманных на месте преступления, их пособников, скрывающих убийц в своих домах, поставляющих им информацию, позволяющую взрывать, убивать, похищать...
«Вообразите, – пишет в своей статье «Глумление вместо пошлости» публицист А.Макаров, –… что летом сорок первого в качестве спецкоров центральных газет на переднем крае боев оказались не Константин Симонов с Ильей Эренбургом, не Аркадий Гайдар и не Роман Кармен, а, допустим, Елена Масюк и Анна Политковская. О чем бы сообщали нам тогда эфир и страницы популярных газет? О том, что рослые арийские воины, прекрасно экипированные, в хорошо пригнанной полевой форме безудержно наступают, а косопузая Рязань, как образ низкорослой, плохо вооруженной Красной Армии в обмотках, в массе своей разбегается и сдается в плен целыми батальонами. Правда это была? Не подлежащая сомнению, чему были свидетелями не только журналисты, но и тысячи охваченных паникой граждан. Другой вопрос, куда бы мы делись с этой беспристрастной правдой, к чему бы пришли, если бы родимые СМИ преподнесли нам ее с хладнокровной объективностью энтомологов, описывающих войну черных муравьев с рыжими?
Боже меня упаси призывать к тому, чтобы отображение действительности заменялось в журналистике оголтелой пропагандой. Я просто полагаю, что бывают исторические обстоятельства, когда пресловутая объективность всё равно оборачивается всё той же пропагандой, только на этот раз разрушительной, разлагающей, если не осознанно вражеской. Тем более, если к тому же эта самая объективность на деле постоянно сопровождается злорадством по поводу любых отечественных неудач.
… Глумление, на мой взгляд, – это не просто главная краска, основной стилистический прием новейшей российской журналистики. Это уже очевидная мировоззренческая установка многих авторов и сотрудников современной печати...»
После 13 октября я бы не делал столь категоричные выводы: большая часть российской прессы проявила прямо-таки образец честного, непредвзятого освещения событий в Нальчике. Только одно издание позволило себе некоторые «вольности» – «Новая газета».
Рассказывая о происшедшем 13 октября в Нальчике, ее спецкор Константин Полесков то и дело вбрасывает: «Говорят, что подростками просто воспользовались как пушечным мясом»… «А потом в бой пошла основная масса – неподготовленная молодежь, многие из них были вообще без оружия»… «А жертвы среди мирных – из-за беспорядочной стрельбы»… Лжет Полесков о подростках, ибо самому младшему из уничтоженных боевиков – 20 лет! В таком возрасте уже из армии возвращаются. Лжет и о том, что многие из нападавших «вообще были без оружия». Все они были вооружены до зубов, да еще массу схронов находили и находят до сих пор в Нальчике и вокруг города...
К. Полесков – это прощупывание реакции, но ее не последовало, ибо взбудораженному обществу Кабардино-Балкарии было не до выяснения – обмолвился ли журналист или же намеренно принимал чью-то сторону.
Сразу же после Полескова появляется Латынина.
Она не прощупывает, но откровенно глумится, провоцирует внутринациональный конфликт. Сознательно, целеустремленно, словно человек, которого прислали во враждебную страну только гадить, разрушать.
У меня темнеет в глазах от бессильной ярости, когда я представляю бандитов, убивших моего сына. Но я с сочувствием отношусь к их родителям. Даже к тем, кто, требуя выдачи трупов своих детей, исступленно кричал на площади перед Домом Правительства в Нальчике: «Мы вам завтра новый четверг устроим и не на милицию пойдем, а школы станем захватывать!». Потому что знаю – так кричат от бессилия перед происшедшим, большинство из них не виновато в случившемся, детей у них отобрали враги, пришедшие со своим антиисламом из-за рубежа – Турции, Саудовской Аравии, Пакистана, Англии, враги со своими наркотическими препаратами и изощренными, подготовленными лучшими психологами спецслужб псевдокораническими проповедями, способными в считанные дни помутить разум нормальных парней, сделать их ненавистниками даже собственных отцов и матерей. И они, эти родители, я твердо в этом уверен, в основе своей не только о мести не помышляют, как подает нам Латынина, но от стыда не знают куда деваться.
Но Латынина лжет цинично, нагло. Возбуждая одну сторону, унижая другую. Пострадавших называя преступниками, преступников – потерпевшими. «Теперь Кабардино-Балкария разделена на народ, который убивают, и ментов, которые убивают». Каким же бесстыдством надо обладать, чтобы заявлять такое...
Впрочем, стыд в подобной журналистике неприемлем, потому что специалисты такого рода выполняют четкие задачи – столкнуть людей, возродить месть, вызвать новую кровь, смуту и вражду в еще одной республике Северного Кавказа. Другого объяснения просто нельзя найти, читая Латынину, ее повторяющиеся через строки – месть, месть, месть...
Некогда Басаев обещал разбудить «спящую красавицу» Кабардино-Балкарию, сумевшую мудростью своего народа охраниться, не позволить втянуть себя в чеченские события, не позволить националистам всех мастей развалить республику, разжечь здесь межнациональный пожар. Теперь на помощь Басаеву приходит Латынина.
Передо мной лежит книга «Джихад, или До встречи в аду». В аннотации написано: «Новый роман Юлии Латыниной не об экономике и не о теракте на нефтезаводе. Это роман об обществе, где нет правил. Где должности покупаются и продаются. Где владелец завода убирает партнера с помощью чеченцев, а чеченцев – с помощью ФСБ. Где органы, вместо того чтобы предотвратить теракт, провоцируют его в надежде на новые звездочки. Об обществе, которое стоит на краю катастрофы более страшной, чем самый жестокий теракт».
Писатель Латынина понимает, что Россия стоит на краю катастрофы, но журналист Латынина, считающая себя еще и знатоком Кавказа, как утверждается на страницах «Комсомольской правды» («Приключения кремлевского полпреда на Кавказе», 2 ноября 2005 г.), публикующая главы из ее нового романа «Ниязбек», принимает активное участие в приближении этой катастрофы. Такое поведение даже в демократическом мире квалифицируется как подрывные действия, способствующие уничтожению плохих или хороших, но государственных устоев государства, гражданином которого считается этот человек.
Недавно «СК» опубликовал сообщение о создании геополитической карты Северного Кавказа («Атлас геополитических проблем Юга России», № 41, 2005 г.). Специалисты наложили все конфликтные территории региона на карту и с изумлением увидели, что кровь в регионе с завидным постоянством льется там, где проходят нефтегазовые магистрали. И через Кабардино-Балкарию проходит злосчастная труба. Значит, и Кабардино-Балкария уже включена в чьи-то проекты по разжиганию конфликтов на Северном Кавказе, отделение ее от России.
Труба нужна кому-то, и плевать ему – или им – на кавказцев с их гордостью и неповторимым менталитетом. Нашу гордость, наш характер используют ради своих меркантильных интересов: стравить, пусть уничтожат друг друга, чтобы прийти на освобожденную от людей землю и «сесть на трубу».
Первая кровь пролилась 13 октября. Чтобы усилить напряжение, не дать людям разобраться в случившемся, в дело вступают провокаторы. Быть может, даже не понимающие, что им отведена столь позорная роль, что они используются как группа обеспечения операции. Поддержать тему – трупы, месть, палачи-менты, опубликовать «разоблачительный» материал в большей части безо всяких доказательных документов, поддержать рекламой имя автора – интервью в газетах, приглашение на различные шоу и прочие телепередачи, еще лучше, если он еще и писатель – все это давно уже избитый прием спецслужб, запланировавших какую-то операцию по дестабилизации обстановки в том или ином регионе мира. Использование «втемную» – так это, кажется, называется. Пишущему политические детективы-романы следовало бы знать об этих приемах.
Вторгающемуся же в тонкости кавказского менталитета специалисту по Кавказу вдвойне следовало бы подумать, прежде чем решиться на освещение столь опасной темы, как месть: толкая людей на вендетту, рискуешь стать одним из участников кровавого действа. Пролившаяся кровь в таком случае распространяется и на тебя лично, хотя ты и не являешься членом семьи погибшего и живешь в спокойной Москве.
Не к женщине Юлии Латыниной относятся мои слова, но к профессионалу, который сознательно, а скорее всего (надеюсь на это) – просто бездумно, согласно кем-то написанному штампу стравливает незнакомых и, надо прямо сказать, глубоко безразличных для него людей. И люди, пострадавшие в конфликте, имеют полное моральное право предупредить этого профессионала о его прямой ответственности за происходящее в Кабардино-Балкарии.
И не только Латынину, но всех тех, кто зарабатывает на крови, кто сталкивает кавказцев друг с другом: осетин – с ингушами, ингушей – с чеченцами, дагестанцев – с дагестанцами, теперь уже кабардинцев – с кабардинцами. Пусть не надеются, что им удастся остаться в стороне после содеянного. Если государство не желает останавливать провокаторов, то сами кавказцы, а в нашем случае родители погибших с той и с другой стороны, должны взять на себя эти обязанности. Хотя бы по тем законам, на которые любят ссылаться латынины. Такие, как они, просто не имеют морального права, разжигая вражду и ненависть, чувствовать себя в безопасности, они обязаны отвечать перед нами.
ВНИМАНИЕ! При копировании материала активная ссылка на статью сайта SKNEWS.RU обязательна!
8 ноября 2005, 11:48
Версия для печати
Просмотров: 2212
Поделиться:
Комментарии 0
Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить комментарий (сейчас комментариев: 0)