23:35 | 30 марта, 2017

$ 57.0241 0.0877     € 61.5347 -0.2755    

Почему минпечати РФ защищает экстремистов?

«Уважаемая г-жа Дорофеева!
Газета «Северный Кавказ» не может принять ваши требования. Прежде всего потому, что они не подкреплены доказательствами, подтверждающими некорректный и невзвешенный подход «к содержанию статей по межнациональным отношениям, размещаемых на страницах газеты «Северный Кавказ».
Голословные обвинения в адрес средства массовой информации со ссылкой на законодательство о СМИ мы расцениваем как попытку внедрения в практику контроля за печатными изданиями, то есть политической цензуры...»
Примерно такой ответ мы хотели отправить автору письма – зам. начальника Управления госинспекции по делам печати Министерства печати РФ. Однако чем больше вникали в содержание, тем больше проникались убеждением: «послание» требует более серьезного разговора, за ним скрывается проблема, быть может, не менее важная, чем угроза политической цензуры.
Впервые после распада СССР независимую газету – с оговорками типа «в целом позиция газеты по вопросам межнациональных отношений характеризуется как достаточно объективная» – «анализировали» для последующего серьезного предупреждения о нежелательности освещения проблем межнациональных отношений.
Неужели об идеологии вспомнили, без которой невозможна единая и сильная Россия, или же о мире и спокойствии народов, населяющих Северный Кавказ, наконец-таки, озаботились?
Нет, вряд ли.
Межнациональные отношения, судя по содержанию письма из Москвы, – это прежде всего требования взвешенности при освещении проблем «истории заселения дагестанских территорий», недопущение «негативных оценок в адрес чеченцев-аккинцев»… и только.
О проблемах казачества, напряженных отношениях между ингушами и осетинами, острейших и не решаемых вопросах разделенного лезгинского народа, проблемах кумыков, ногайцев, лакцев, аварцев, которых все годы «реформ» безуспешно – и слава богу! – пытаются столкнуть друг с другом, оказывается, можно писать (что «СК» и делает все годы своего существования, порой довольно резко и откровенно), о чеченцах-аккинцах же – не о самом народе, подчеркиваем, но о тех, кого в самом народе называют преступниками, – ни слова критики, только положительное!
Странная избирательность, не правда ли?
Может, мы и неправы в своих подозрениях. Но вопросов уж очень много возникает при чтении письма-окрика из Москвы. Скажем, можно ли анализировать «публикации в газете «Северный Кавказ» за период с июня 1999 года» и одновременно осуждать статьи «Кто сеет ветер?» и «Меч ислама», написанные более чем за полгода до «анализа» (октябрь 1998-го и, соответственно, февраль 1999-го)?
Можно ли, подтверждая существование листовок откровенно национал-фашистского толка, распространяемых экстремистской организацией «Меч ислама», террористических актов на территории Дагестана, территориальных претензий новоявленных «историков», одновременно обвинять газету «Северный Кавказ», которая допускает «элементы некорректного обращения с информационным материалом» и «без видимой необходимости полностью цитирует текст листовки, содержащей открытые призывы и территориальные претензии»?
В любой статье, опубликованной в российской печати, можно обнаружить (при остром желании того, кто ищет) те самые «элементы некорректного обращения с информационным материалом». Особенно наглядно демонстрируют это московские СМИ, каждое по-своему трактующее одни и те же события, происшедшие на Северном Кавказе. Можно назвать это «некорректностью». Но правильнее будет – позицией автора, газеты. Потому что возможность высказать свою точку зрения и есть основное достижение российской демократии, предоставившей всем своим гражданам свободу слова и печати.
Публикации откровенно лживые, разрушительные обязательно нужно наказывать – на то и существует законодательство, и само Управление госинспекции по печати, работники которого ежедневно проходят мимо газетных развалов с десятками СМИ откровенно фашистского, шовинистического, националистического толка.
Плохо, когда позицию честную пытаются осудить. В упор не замечают листовок с агрессивными призывами, статей в газетах, издаваемых и распространяемых в Чечне и Дагестане, в которых с маниакальным упорством публикуются измышления новоявленных, никому в ученом мире не известных «историков» об исключительности одного народа, о дагестанских землях, якобы испокон веков принадлежащих этому народу, но одновременно осуждать газету «Северный Кавказ» только за то, что она критикует эти бредни?! И требовать при этом осторожности в «обращении с печатным словом»?! Что это – демагогия, элементарное незнание предмета обсуждения или же желание угодить кому-то?
Мы хотим спросить у московского чиновника: а как это – «осторожно»? Что нужно говорить, какие доводы подбирать, к кому взывать, если бандиты уже в открытую не только разгуливают по улицам наших городов, но лезут во власть, если их пособники – провокаторы с учеными степенями – успешно разделяют не только народы, но и семьи, как это произошло в «свободолюбивой» Ичкерии? Кстати, «анализируя» газету, нельзя было не заметить опубликованное в ней сообщение об угрозе расправы над автором Г. Мурклинской и ее семьей. За те самые статьи, за которые сегодня выговаривают уже газете «Северный Кавказ». Почему столь серьезные факты не замечены московскими «аналитиками»? Почему, наконец, не замечена бросающаяся в глаза, кричащая закономерность, причинно-следственная связь между фактами, изложенными в статьях, и тем, что произошло годом позже, в августе 1999-го: сначала листовки и статьи в газетах, затем теракты (см. статью «Меч ислама»), угрозы тем, кто решается поднять опасную проблему, наконец – прямое бандитское нападение на Дагестан?
В статьях поднималась проблема оживления уголовно-национальных группировок, управляемых из-за пределов Дагестана и готовящих удар в спину в случае выступления из Чечни, активизации удуговско-масхадовского идеологического аппарата, вещающего о территориальных претензиях, что еще больше накаляло обстановку в соседних с Чечней районах Дагестана, опасавшихся бандитского нападения соседей. Кстати, не напрасно, ибо оно случилось-таки, произошло в августе 1999-го. Более чем через полгода после того, как об этом было сказано в статьях «Кто сеет ветер?» и «Меч ислама». А главное, это нападение было поддержано теми самыми уголовно-националистическими группами чеченцев-аккинцев (не всем, подчеркиваем, народом), о которых до этого писала газета «Северный Кавказ»!
Странно все это. Письмо из управления, быть может, в чем-то справедливое, если бы написали его в феврале 1999-го, но совершенно двусмысленное сегодня, когда идет антитеррористическая кампания в Чечне. А главное – требование, изложенное в нем: вообще не притрагиваться к теме. А может, стоит задуматься над тем, к чему привела такая «политика», вспомнить не столько даже изувеченную Чечню, сколько город, в котором живут «аналитики»: бандиты-то только дотронулись до Москвы. Но могут натворить куда больших бед.
Те самые, о которых говорилось в статьях «Кто сеет ветер?» и «Меч ислама»...
ВНИМАНИЕ! При копировании материала активная ссылка на статью сайта SKNEWS.RU обязательна!
12 января 2015, 13:36
Версия для печати
Просмотров: 1191
Поделиться:
Комментарии 0
Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить комментарий (сейчас комментариев: 0)