11:13 | 18 ноября, 2019

Медицина

«Белочку» должен лечить особый Айболит

Как известно из курса «Новейшей истории России», в 2011 г. были ликвидированы медвытрезвители, а их весьма специфические функции передали больницам. Практика показала, что тогда, 8 лет назад была сделана грубейшая ошибка, заложниками которой стали именно больницы.
Вадим Беляйкин Вадим Беляйкин
Дата : 22 мая   /   Комментариев: 0
Возможно, это было сделано в угоду сомнительным «европейским ценностям», чтобы, так сказать, потрафить западным «партнерам», или по каким-то иным соображениям, но факт остаётся фактом: якобы соблюдая права одних людей – горячих поклонников горячительных напитков (как правило, это люди из маргинальной среды), при этом грубо нарушали права других людей – медицинских работников стационаров и их пациентов.
Сейчас пока ещё нет ясного представления, кто и каким образом будет заниматься этой работой, но в органах законодательной власти отмечается «брожение умов» — идёт обсуждение будущего будущих медвытрезвителей – для начала неплохо уже и это.

Как все эти новшества восьмилетней давности сказались на работе больниц, и с какими издержками, в том числе и финансовыми, они столкнулись? С этого вопроса мы и начали беседу с В.А. Беляйкиным, главным врачом МБУЗ «Городская больница г. Невинномысска».

— Существует закон сохранения материи – если где-то убыло, то где-то прибудет. Закрыв специализированную службу, проблему этим самым не решили, просто она перекочевала в другую сферу. И получилось так: больницы, которые занимаются оказанием экстренной медицинской помощи, попросту стали заложниками, когда «скорая помощь» привозит в эти больницы людей в состоянии алкогольного опьянения. Наша горбольница оказывает экстренную медпомощь круглосуточно, вот мы и стали этим местом, куда эвакуируют этих «пациентов». При этом мы являемся соматической больницей, которая оказывает медпомощь больным с определёнными патологиями: хирургическими, акушерства и гинекологии, инфекционными заболеваниями, терапевтического профиля, кардиологического, неврологического и т.д. Конечно же, есть и приёмное отделение и реанимация…Но ведь мы говорим о пьяных людях, которым зачастую и не нужна медицинская помощь. Да, есть крайняя степень алкогольного отравления, когда человек, что называется, перебрал. И в то время, когда медвытрезвители ещё существовали, эти люди, естественно, попадали к нам, в отделение реанимации, где проводился комплекс мероприятий по детоксикации организма, и через 8-10 часов человек приходил в более-менее нормальное состояние, когда уже не было угрозы жизни из-за передозировки С2Н5ОН (этиловый спирт)…

И вот этих людей, которые получают лёгкую, среднюю или тяжелую степень опьянения, чаще всего – среднюю, привозят к нам. В медицинской помощи, как правило, такой человек не нуждается, но при этом ведь он занимает приёмное отделение, где идёт поток больных хирургического профиля, терапевтического и др. Просто, он потерял на какое-то время человеческий облик, он создаёт неудобства людям, которые поступают в больницу с обычными соматическими патологиями. Организовать для пьяных какую-то отдельную логистику просто невозможно: перестроить больницу под наркологических больных, которые поступают к нам не совсем по показаниям, невозможно. Естественно, какое-то время он занимает санитарную комнату в приёмном отделении, пока не придёт в чувство, или пока родственники за ним не приедут. Конечно, неудобства испытывают и сотрудники больницы, которым приходится за ним убирать. Санитарка, в конце концов, тоже человек, и не обязана убирать за такими «пациентами», ей и так есть чем заниматься.

— Вадим Анатольевич, есть же и такие случаи, когда пьяных помещают в палату, и они там начинают «концерты» устраивать?
— Бывает и такое, и довольно часто. Отпустить его невозможно, приходится на ночь куда-то размещать, как правило, в терапевтическое отделение. Конечно, это создает большие неудобства в палатах. У нас же нет какого-то изолятора, нет специального человека, который будет этим заниматься, а иногда эти люди поступают просто невменяемые.
— Очевидно, что больница несет и незапланированные финансовые издержки?
— Конечно. Как ЛПУ мы оказываем медпомощь в рамках ОМС. После оказания медпомощи через страховые компании нам возмещают эти расходы на пациентов по соматическим заболеваниям. А вот наркологическая помощь в этот перечень для обычных больниц не входит и не оплачивается. Так что, расходы на пьяных – это в чистом виде наша «благотворительность»: то, что мы зарабатываем по платным услугам, тратим на них.
— Сколько за год их проходит и сколько они «съедают» кровно заработанных денег?
— Около 400 человек в год, причем «кривая» количества поступлений достигает пика с четверга по воскресенье включительно. Что же касается расходов, то они могут быть прямые и косвенные. Когда мы представляем в страховую компанию счёт на оплату за пролеченных больных, там учитывается всё: и коммуналка, и зарплата сотрудникам, и питание больных, издержки медицинского назначения, расходные материалы и др. Сотрудники, которые обслуживают пьяных, работают, по сути, бесплатно: заплатить им за это отдельно мы не можем. Кроме того, существует ещё один очень важный вопрос – безопасность медперсонала и пациентов больницы. Я уже говорил, что зачастую пьяные поступают к нам просто в неадекватном состоянии. Очень часто приходится пользоваться «тревожной кнопкой» вызова полиции, когда эти «пациенты» просто нападают на медперсонал или на больных.
В общем, если смотреть на проблему со всех сторон, надо возвращать из небытия специализированные учреждения-вытрезвители: каждый должен заниматься своим делом.

Интервью провёл Рубен Казарян, г. Невинномысск, Ставропольский край. Фото автора.

ВНИМАНИЕ! При копировании материала активная ссылка на статью сайта SKNEWS.RU обязательна!
22 мая 2019, 11:40
Просмотров: 689
Поделиться:

Ссылки по теме

Комментарии к статье 0

Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить комментарий (сейчас комментариев: 0)