21:11 | 17 января, 2018

$ 56.3878 0.0309     € 69.0243 0.2069    

Откат от СССР – не просто путь назад, но и разбор путей

Вам интересно, почему США – против резолюции, осуждающей героизацию нацизма? Памятники конфедератам-рабовладельцам они, значит, сносят, потому что это оскорбляет людей в XXI веке и вообще – позорная страница истории страны. А героизация нацизма – это так, не заслуживающий внимания пшик. Хотя ведь Штаты потеряли более 400 тысяч человек во Второй мировой. Родственники и близкие погибших наверняка бы оскорбились, узнай, что их страна так относится к трагическому для многих прошлому. Но не узнают, потому что по CNN о таких вещах рассказывать американцам не принято.
Откат от СССР – не просто путь назад, но и разбор путей фото 2
В чем роковая роль украинского эксперимента для всей человеческой цивилизации? В украинизме, наиболее полно расчеловечивающем человека, последовательно реализуется модель обратного движения цивилизации. Выражаясь фигурально, разборка уже уложенного пути цивилизации с возвратом в исходную точку зоологической дикости.
Вот представьте: из пункта А в пункт Б вышел рельсоукладчик. Он прокладывает рельсы и сам же по ним едет дальше. Но вдруг где-то на середине пути этот укладчик начинает движение в обратную сторону. Он разбирает уже уложенные рельсы и сбывает их (вместе со шпалами) на сторону, обменивая на алкоголь и закусь. В точности то же случилось со всеми нами по концу СССР. Началось обратное, откатное движение с разборкой и пропиванием ранее уложенного пути.
В разных частях планеты этот откат идёт с разной скоростью. Антицивилизация где-то торжествует скромно и анонимно, под псевдонимами и с ужимками. А где-то – открыто и грубо, в качестве террористических хунт, составленных криминальными элементами и опирающихся на маньяков-психопатов. Поскольку это общая беда – мы должны особенно тщательно изучать зону максимального поражения. Таковой сегодня для всей планеты является несчастная земля бывшей УССР. Количество там перешло в качество: мягкие, добровольные, вкрадчивые формы деградации человека сменились принудительными.
Среди многих утраченных нами навыков и умений цивилизованного человека – утрата способности различать трагическую случайность от системного порока. Скажем, шёл человек по улице и получил в морду. Жалко до слёз! Однако это именно случайность. Или ещё хуже: попал под машину. Нелепая трагедия, которой тем более могло бы не быть! Никто этого не хотел: ни водитель, ни пешеход – просто так получилось. Но бывает иначе – если человек сознательно ходил в те места, где постоянно морду бьют. Или систематически перебегал улицу на красный свет.

В итоге современный (де-цивилизованный) человек не умеет различить меры борьбы с издержками развития от борьбы с самим развитием. Автомобили постоянно губят и калечат людей. Поэтому нет сомнений, что нужно предпринимать самые жёсткие меры по снижению аварийности на дорогах. Но эти меры нельзя подменить ликвидацией автотранспорта – мол не будет автомобилей, не станет и аварий. Ибо современный мир уже немыслим без автомобилей. Он не может вернутся к гужевым повозкам. И это вопрос не комфорта, а выживания. Эта аналогия вполне объясняет драму становления советизма в ХХ веке. Скажем, смерть академика Вавилова или Флоренского – это трагическая, нелепая случайность или же неизбежный порок системы? Обошлась бы советская система без уничтожения ряда выдающихся учёных?

Конечно же, никакого отношения к сути системы конкретные трагические события не имеют. В тяжелейшей борьбе с вполне реальными и свирепыми врагами система на периферии боя ранила и совершенно случайных прохожих. Так, увы, бывает на любой войне: какой-то процент жертв – совершенно невинные, попавшие под общий замес…
Но если мы говорим о магистральном движении цивилизации, то оно немыслимо без расширения планирования хозяйственной деятельности, как немыслимо без автомобильного транспорта. Человечество настолько увеличилось в размерах, что просто не может выжить в архаических формах стихийного хозяйствования.
Нельзя этого не видеть. Нельзя прикрываться конкретными историческими трагедиями, гримасами истории – от очевидной тенденции. Одно дело – борьба с нарушениями социалистической законности; и совсем другое – полный отказ от неё, с погружением человечества в джунгли, в первобытную саванну. Подчеркну: есть трагические, нелепые несчастные случаи. И есть болезни роста, проблемы становления. Это другое. А есть системные пороки – и это уже третье. Нельзя их смешивать.
Нелепая случайность существует на обочине исторической дороги. Это «поворот не туда», ошибка маршрута. Болезни роста – это преодолеваемые тяготы подъёма. А системные пороки – это маршрут, изначально и сознательно проложенный вниз, в болото и в бездну. Болезни роста – это когда человек говорит: да, сегодня у меня есть далеко не всё, что нужно. Но сегодня я получил то, чего был лишён вчера, завтра получу то, чего нет сегодня. И когда человек такое говорит – ясно, что он может быть счастливым даже в условиях жёстких нехваток самого необходимого. Ведь он видит, что работа идёт, жить становится день от дня лучше и веселее. Другое дело, если годы идут, но ничего не меняется. Здесь человека охватит уныние даже на сравнительно высоком уровне достатка.
А есть ещё третья ситуация: годы идут, и вместе с ними очевидным образом нарастают нищета и хаос вместо благ и удобств. Вот, скажем, город в руинах. Одно дело, если его Гитлер разбомбил: понятна и причина, и время, и суть. А вот Детройт в руинах – его какой Гитлер бомбил и когда? И с какой целью? Если продолжить аналогию прогресса с рельсоукладкой, то возможны варианты. Первый вариант упорное и добросовестное движение укладчика из пункта А в пункт Б. Доходы общества растут, один вырабатывает больше благ, чем раньше целая деревня, и вопрос о средствах остро не стоит. Но если прогресс остановился и пошёл вспять, то доходность общества падает, а потребности его в самых затратных примитивных удовольствиях, наоборот, растут.
И началась стадия демонтажа и утилизации цивилизационного наследия. Уже проложенный путь стали разбирать и сбывать налево – чтобы гулять по полной. Рельсоукладчик истории поневоле начал пятиться – и чем дальше, тем быстрее он едет назад. Но это не последняя стадия, ещё не антицивилизация, ещё не чёрная пропасть украинизма. Пропойство носит пока добровольный характер, а деградация – ласкает мягкими руками. Никто никого не принуждает быть дегенератом: не хочешь – живи по другому. Дегенерация приходит именно как соблазн, как сладость пьянства, тунеядства, самодурства и вседозволенности, распущенности и весёлой по-своему оргии.
Украина явила нам вид и процесс великого перелома: мирному сосуществованию цивилизованных людей и дегенератов пришёл конец. Дегенераты захотели собственной диктатуры – и они её добились, при всесторонней помощи американского сатаны. Диктатура регресса – это уже не соблазн лёгкостью примитива, а его активное и насильственное навязывание. Ложь «мирного сосуществования» света и тьмы (просвещения и оскотинивания) – разорвана, что, в сущности, неизбежно.
Общая Теория Цивилизации (ОТЦ) помогает нам понять, что несмотря на внешнее сходство, проблемы становления советизма (в целом плановой экономики, социальной демократии) и проблемы становления либерал-нацизма имеют совершенно разный характер и анатомию. С одной стороны, всякому понятно, что голод, нищета, тяготы войны – одинаково мучительны, независимо от того, что их породило. Негативное явление не перестаёт быть негативным от перемены цвета флага. Но с другой стороны – всякий негатив делится на случайность (несчастный случай, гримаса истории), болезнь роста или системный порок. Есть временные трудности, которые потому и называются временными, что их преодолевают. А есть системный порок, который не является ни ошибкой, ни временным явлением.
Если трактор задавил человека, то это нелепая, чудовищная, но случайность. А если человек раздавлен танком (или ему голову отрубили на гильотине) – тут никакой случайности нет. Танк создан, как машина убийства, его конструкторы стремились не сократить, а максимально увеличить число его будущих жертв! Если человек отравился бытовой химией – то это смесь нелепой случайности и неосторожной глупости. А если человек поражен отравляющими газами – то это реализация цели, для которой отравляющие газы создавали.
В этом смысле мы отчётливо видим картину с точки зрения ОТЦ: советские трудности, как бы горьки они ни были – это или отклонения с главного маршрута, ошибки и сбои системы, или болезни роста, проблемы становления. Ведь если вы строите дом, то некоторое время вам приходится терпеть дискомфорт недостроенности, ютится во времянках.
Постсоветизм предложил ассортимент трудностей, с виду похожий на первые годы советской власти: голод, холод, нищета, безработица, беспризорщина и т.п. Но пусть не обманывает вас внешнее сходство! На заре СССР речь шла о преодолении проблем человека, а сейчас – об их усугублении и наращивании. Например столкнувшись с наследием рыночного прошлого – голодом – советская власть решила навсегда с ним покончить. И в итоге покончила. Рыночная же экономика, напротив, стремится увековечить проблему голода как эффективного рычага для шантажа работников работодателями. Это пример движения из одной точки, но в диаметрально противоположные стороны.
То, что советская власть преодолевала, рыночная наращивает: не только голод и нищету. Но и, например, неграмотность, недоступность медицинской помощи, поздний срок выхода на пенсию (любимая забава рыночников – делать «пенсии для мертвецов»), ухудшение жилищных условий и т.п. Понятно, что советизм шёл вперёд с колоссальными ошибками, многие из которых имели роковой характер. Однако его величайшая ценность для цивилизации в целом – первая попытка рулевого управления процессами жизнеобеспечения. Более важной и насущной задачи у человеческой цивилизации никогда не было. И если будет – то только в очень отдалённом, космическом, ноосферном будущем.
Советские люди – не просто Колумбы, открывший новый континент. Речь идёт о гораздо большем, чем всего лишь открытие нового света! Советских людей можно, с точки зрения ОТЦ, сравнить с теми, кто впервые попытался управлять плотом. То есть создать судно, идущее не по воле волн и ветра, а по воле и разуму человека! И совершенно очевидно, что попытки «отменить советизм» – сродни попыткам отменить воздухоплавание, мореплавание, ирригацию, громоотводы, но с той поправкой, что перечисленное всё же локально. Менее важно.
Можно жить без самолётов, если всё остальное в порядке. Можно прожить и без флота – чехи же как-то живут. Но когда очередной дурацкий кризис разобьёт в прах все мечты человеческие, лишит его и заработка, и будущего, и всех средств к существованию – эта беда куда круче прекращения мореплавания или авиационных полётов. Поскольку попытки исправить извращения и накладки внутри социализма, не меняя его сущности, нельзя назвать антисоветизмом, то получается, что десоветизация есть дегенерация. Оттуда нельзя выйти так, чтобы остаться цивилизованным человеком и не переродиться в каннибала. Речь идёт об апологии деградации как человечества в целом (не мечтай, не летай, не думай), так и отдельно взятой личности, с которой десоветизаторы работают очень плотно и, надо сказать, эффективно. Вершиной этой работы, достойной выставления на «Выставке достижений антинародного хозяйства», является украинизм.
Это в прямом и буквальном смысле дорога в никуда, на которой любая из проблем, известных человечеству, обречена нарастать и обострятся. Война с прошлым привела не только к очевидной деградации технического знания, но и к ещё более глубокой деградации гуманитарного знания. Мозги накачивают бредовым мертворожденным конструктом, который противоречит как всем известным фактам, так и элементарной логике изложения. Под видом полезного опыта человечества – преподносят бесполезный и ядовитый опыт записанных за психопатами миражей и галлюцинаций. Теряя способности к познанию, человек теряет и всякие прогностические способности. Он не может разобраться в причинах мрачности своего «сегодня». И тем более в силу интеллектуальной слепоты, не может увидеть, каким ужасным обречено стать его «завтра». Украинизм уничтожает цивилизацию – и морит отдельно взятого человека, как таракана. Он стирает грандиозные и величественные памятники культуры – и одновременно на микроуровне стирает в пыль обычного обывателя.
Так кто же они, носители адской веры украинизма? Достаточно точную аналогию даёт нам мировая художественная литература. Они – лангольеры. Напомню, что это придуманные Стивеном Кингом клыкасто-мохнатые чудовища, мистические существа, пожирающие миры и всех, кто застрянет в прошлом. Лангольеры, как и Порошенко, Турчинов, Ляшко и прочая адова публика – жрут всё, что только можно: вещи, пространство, время. Есть и фильм по этой книге Кинга – там лангольеры представлены страшным зубастым сплошным ртом, нагоняющим жуть на зрителя. Дело лангольеров – утилизация пожираемой ими вселенной, распыление сущего на атомы и вообще на полное небытие. Лангольеры, пожиратели миров, пришли за нами – потому что мы застряли во времени. Наше время с середины 80-х годов прошлого века никуда не движется, мы увязли в слащавом желейном болоте человеческой похотливой животности, мы отказались от движения, от динамики – во имя чавканья и барахтанья.
И теперь за нами пришли лангольеры, жрущие город за городом. Это факт, предсказанный нам научной фантастикой. А всё остальное – ненаучная фантастика.
ВНИМАНИЕ! При копировании материала активная ссылка на статью сайта SKNEWS.RU обязательна!
2 января 2018, 22:50
Источник: источник
Автор: Александр Леонидов
Версия для печати
Просмотров: 468
Поделиться:

Ссылки по теме

Комментарии 0
Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить комментарий (сейчас комментариев: 0)