22:59 | 29 ноября, 2020

Вот свидетельства существования, по сути, лагерей смерти для немецких военнопленных, сдавшихся армии США. Глядя на которые, начинаешь понимать мрачный слоган геббельсовской пропаганды конца войны: «Наслаждайся войной! Мир будет ужасен!». Эти фото можно сравнить, какие лагеря в ту эпоху были лучше: сталинские, гитлеровские или эйзенхауровские?
Американский солдат охраняет лагерь для немецких военнопленных. Американский солдат охраняет лагерь для немецких военнопленных.
Дата : 12 октября   /   Комментариев: 0
Подсказка: американцы, как эталонные демократы, просто не могли себе позволить по этическим нормам использовать для содержания миллионов немецких военнопленных опустевшие бараки в гитлеровских лагерях. И в силу тех же причин (ну и для экономии тоже) у них не было предусмотрено сметы на строительство бараков в своих концентрационных лагерях. Поэтому военнопленных содержали просто так. Под открытым небом за колючей проволокой. И зимой, и летом.
А вот отрывки из воспоминаний очевидцев:

«Заключённые получили в первый день небольшую порцию пищи, но на второй и последующие дни она была урезана наполовину. Чтобы получить её, они были вынуждены пробегать через строй. Сгорбившись, они бежали между рядов американских охранников, которые избивали их палками по мере их приближения к пище. 27 апреля они были переведены в американский лагерь Heidesheim, где в течение нескольких дней не было еды вообще, а затем лишь чуть-чуть. Под открытым небом, изголодавшиеся, мучимые жаждой, люди начали умирать. Либих насчитывал ежедневно от 10 до 30 тел, которые вытаскивали из его секции В, в которой содержалось около 5200 человек. Он видел, как один заключённый забил другого до смерти из-за маленького куска хлеба. Однажды ночью, когда шёл дождь, Либих заметил, что стенки норы, вырытой в песчаном грунте для укрытия, обрушились на людей, которые были слишком слабы, чтобы выбраться из-под них. Они задохнулись прежде, чем к ним подоспели на помощь их товарищи.

Пленные немецкие солдаты и офицеры. Пленные немецкие солдаты и офицеры.
Тиф ворвался в Heidesheim в начале мая. Через пять дней после капитуляции Германии, 13 Мая, Либих был переведён в другой американский лагерь для военнопленных, Bingem-Rudesheim в Рейнланде, возле Bad Kreusnach. Заключённых там содержалось 200-400 тысяч человек, без крыши над головой, практически без пищи, воды, медикаментов, в ужасной тесноте. Смертность в американских лагерях для немецких военнопленных в Рейнланде, согласно сохранившимся показаниям медицинской службы, составила около 30% в 1945 году. (То есть, исходя из количества военнопленных, в американских лагерях на территории Германии было уничтожено около 800000 немцев. За год.) Средний уровень смертности среди мирного населения Германии составил в то время 1-2%.
Однажды в июне, сквозь галлюцинации, Либих увидел «Томми», входящих в лагерь. Британцы взяли лагерь под свою охрану, и это спасло Либиху жизнь. Тогда он при росте 5 футов 10 дюймов весил 96,8 фунтов. По рассказам бывших заключённых Рейнберга, последним действием американцев перед приходом англичан было заравнивание одной секции лагеря бульдозером, причём многие ослабшие узники не могли покинуть своих нор. В то же время главный квартирмейстер Эйзенхауэра при SAEF, генерал Роберт Литтлджон, уже вдвое уменьшил рацион для заключённых и письмо SAEF, обращённое генералу Джорджу Маршаллу, главнокомандующему армией США, подписанное Эйзенхауэром, гласило, что в лагерях для пленных не будет «ни кровли, ни других удобств».
Георг Вейс, ремонтник танков, проживающий ныне в Торонто, так отзывается о своём лагере на Рейне: «Всю ночь нам приходилось сидеть прижавшись друг к другу. Но недостаток воды был хуже всего. По трое с половиной суток у нас не бывало воды вообще. Мы пили свою мочу». Ганс был далеко не самым молодым в лагере — в нём находились тысячи перемещённых гражданских немцев. Там были дети шести лет, беременные женщины, и старики после 60-ти. В начале, когда в лагере ещё были деревья, некоторые начали отрывать сучья и разводить огонь. Охрана приказала огонь потушить. На многих площадках было запрещено копать норы в земле для укрытий. «Мы были вынуждены есть траву» — вспоминает Ганс. Вольфган Ифф, бывший заключённым Рейнберга и проживающий ныне в Германии описывает, как из приблизительно 10000 заключённых ежедневно вытаскивали от 30 до 50 трупов. Ифф рассказывает, что он работал в похоронной команде и вытаскивал трупы из своего сектора к воротам лагеря, где их свозили на тачках в несколько больших стальных гаражей. Здесь Ифф и его товарищи раздевали трупы, откусывали половинку алюминиевой идентификационной бирки, складывали тела слоями по 15-20 в один слой, посыпали каждый слой десятью слоями негашёной извести, образуя штабели в метр высотой, а затем складывали обломки бирок в сумки для американцев, и так раз за разом. Часть покойников была умершими от гангрены после обморожения (весна выдалась необычайно холодной). Некоторые были слишком слабыми, чтобы держаться за брёвна, брошенные через рвы, служившие туалетами, падали и тонули в фекалиях.
СОЛЖЕНИЦЫН НЕ ДОЖИЛ И УЖЕ НЕ НАПИШЕТ О ЛАГЕРЯХ «АМЕРИКАНСКОЙ ДОБРОДЕТЕЛИ» фото 2
А вот еще пару интересных воспоминаний немецких пленных:

М.Прибке, бывший военнопленный: «Я думаю, каждый в России видел съёмку концлагерей СС. Немцы обращались с русскими нечеловечески, чудовищно. И могу понять ваших солдат, если они не миндальничали с нами. Но что мы сделали американцам, если те попросту морили нас голодом, словно крыс? Нас только охраняли. Все узники спали под дождём, на ветру, лёжа в грязи, как свиньи. Правда, свиней хоть кормят! Иногда привозили еду — давали по картофелине в день. Позже я встретил своего дядю, и он рассказал — а знаешь, в Берлине русские кормили немцев кашей из своих полевых кухонь! Это меня очень удивило».

Johann Baumberger, немецкий военнопленный: «Мы пришли в лагерь военнопленных в Брилоне возле Зауэрлянда. Была зима и мы расположились на заснеженном пастбище. Ночью мы лежали по 7-8 человек, тесно прижавшись друг к другу. После полуночи лежавшие внутри менялись местами с лежащими снаружи, чтобы те не замёрзли до смерти. Следующим лагерем был Ремаген на Рейне. 400 000 человек в одном лагере. Условия были ужаснейшие. Нам не давали еды по 2-3 дня, и мы пили воду из Рейна. Мы выстраивались утром в линию, чтобы добыть 1/2 литра воды («коричневого супа») к вечеру. Тот, кто не кипятил воду, заболевал диареей и умирал, в большинстве случаев в рве-туалете. Здесь были прекрасные фруктовые сады, но через несколько недель от них ничего не осталось. Мы отрывали ветви, разводили огонь, кипятили воду и варили по одной картофелине на двоих. 40 человек получали 1 кГ хлеба. У меня не было стула по месяцу. В таких условиях в неделю умирало по 1000 человек. Мы так ослабли, что не могли вставать и ходить — то воспоминание навсегда врезалось в мою память».
8 Мая, в День Победы, немецкое правительство было упразднено и одновременно Департамент США сместил Швейцарию как защищающую сторону для Германских заключённых. (Премьер-министр Канады Маккензи Кинг опротестовал в Иностранном Кабинете Лондона одновременное смещение Швейцарии в качестве защищающей стороны в Британо-Канадских лагерях, но получил уничтожающий ответ за своё сочувствие). После этого Государственный Департамент уведомил Международный Комитет Красного Креста. что так как защищающая сторона. которой можно отсылать доклады отсутствует, то отсутствует и необходимость посещения лагерей. С этого момента заключённые американских лагерей официально лишились возможности посещения независимыми наблюдателями, а также возможности получения продуктовых посылок, одежды или медикаментов из какой-либо гуманитарной организации, а также какой-либо почты.
Тремя главными убийцами были: диарея или дизентерия (сочтённые одной категорией), сердечные болезни и пневмония. Однако с напряжением медицинской терминологии доктора также фиксировали смерти от «истощения» и «изнурения». Их данные выявили уровень смертности, восьмикратно превышающий самые высокие уровни мирного времени. Но лишь от 9,7 до 15% заключённых умерли по причинам, чисто ассоциируемым с недостаточным питанием, таким, как истощение и обезвоживание. Преобладали другие болезни, прямо относящиеся к невыносимым условиям содержания. Скученность, грязь, отсутствие каких-либо санитарных условий несомненно усугублялись голодом. В докладе отмечалось: «Содержание, скученность в загонах, недостаток пищи и отсутствие санитарных условий — всё вносит вклад в столь высокий уровень смертности». Следует помнить, что данные были получены в лагерях POW — военнопленных, а не DEF — разоружённых сил неприятеля. В конце мая 1945 в американских лагерях умерло больше народу, чем в пламени атомного взрыва в Хиросиме.
10 июля подразделение Французской Армии вступило в Dietersheim и через 17 дней капитан Julien прибыл для принятия командования. Его отчёт сохранился как часть армейского расследования в дискуссии капитана Жульена с его предшественником. В первом же лагере, в который он вошёл, он засвидетельствовал наличие грязной земли «населённой живыми скелетами», некоторые из которых умирали на его глазах. Другие грудились под кусками картона, хотя июль не был слишком жарким. Женщины, лежащие в норах, вырытых в земле, взирали на него, отёчные от голода, с животами, пародирующими беременность; старики с длинными серыми волосами смотрели на него сгорбленно; дети шести-семи лет с голодными кругами енотов вокруг глаз смотрели на него безжизненным взором.
Лагерь для пленных женщин, Regensburg, 8 мая 1045 года. На переднем плане видно католическую монашку. Лагерь для пленных женщин, Regensburg, 8 мая 1045 года. На переднем плане видно католическую монашку.
Два немецких врача в «госпитале» пытались помочь умирающим на земле под открытым небом, между следами от тента, который американцы прихватили с собой. Жульен, участник Сопротивления, поймал себя на мысли: «Это напоминает фотографии Дахау и Бухенвальда» (Вот только немецкие трудовые лагеря дошли до плачевного состояния из-за поражения Германии; американские же лагеря смерти были созданы из-за победы Америки — примечание переводчика). Была зима и мы расположились на заснеженном пастбище. Ночью мы лежали по 7-8 человек, тесно прижавшись друг к другу. После полуночи лежавшие внутри менялись местами с лежащими снаружи, чтобы те не замёрзли до смерти.

В Андернахе около 50000 заключённых содержались в открытом поле, огороженном колючей проволокой. Женщины содержались в отдельном загоне. У заключённых не было ни убежищ, ни одеял, у многих не было и пальто. Они спали в грязи, под дождём и на холоде, среди неимоверно длинных рвов для экскрементов. Весна была холодной и ветреной и их страдания от непогоды были ужасными. Ещё более ужасно было наблюдать, как заключенные варили в жестяных банках подобие жидкого супа из травы и сорняков. Очень скоро заключённые были истощены. Дизентерия свирепствовала, и очень скоро они спали в собственных экскрементах, слишком слабые и скученные, чтобы добраться до траншей-туалетов. Многие умоляли дать им еды, слабели и умирали на наших глазах. У нас было полно еды и другого продовольствия, но мы ничем не могли им помочь, включая медицинскую помощь. Разгневанный, я выразил протест своим офицерам, но был воспринят с враждебностью или мягким безразличием. Под нажимом они отвечали, что выполняют строжайшие указания «с самого верха». Обратившись на кухню, я услышал, что кухмейстерам строго запрещено делиться провизией с заключёнными, но её как никогда много и они не знают, что с ней делать. Мне пообещали выделять понемногу. Когда я перебрасывал еду заключённым через колючую проволоку, я был схвачен охранниками. Я повторил «правонарушение» и офицер злобно пригрозил, что пристрелит меня. Я подумал, что это блеф, пока не увидел на холме возле лагеря офицера, расстреливающего из пистолета 45 калибра группу немецких гражданских женщин. На мой вопрос он ответил: «Стрельба по мишеням» и продолжал палить до последнего патрона в магазине. Я видел, как женщины бежали в укрытие, но из-за дальности не смог определить, ранил ли кого-либо офицер».

P.S. Когда я учился в школе, у нас в ходу была шутка «Скорее бы война, да в плен!»

Так шутили, когда приходилось делать тяжёлую или грязную работу. Я думаю, поглядев на фото, даже у подростков пропало бы желание так шутить. Эх, жалко, Солженицын не дожил! Он бы расписал! Интересно, описания очевидцев эйзенхауровского ГУЛАГа потянули бы ещё на одну Нобелевскую премию по литературе?

ВНИМАНИЕ! При копировании материала активная ссылка на статью сайта SKNEWS.RU обязательна!
12 октября 2020, 16:05
Источник: Александр Булочников
Просмотров: 4118
Поделиться:

Ссылки по теме

Комментарии к статье 0

Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить комментарий (сейчас комментариев: 0)