12:29 | 23 сентября, 2021

В своё время программа модернизации здравоохранения РФ стала мощным толчком и стимулировала развитие здравоохранения. А чем сейчас живёт региональная медицина? С этого вопроса мы начали интервью с Министром здравоохранения Республики Адыгея Рустемом Меретуковым
Министр здравоохранения  Республики Адыгея Р.Б. Меретуков Министр здравоохранения Республики Адыгея Р.Б. Меретуков
Дата : 05.07.2017   /  Рубен Казарян   /   Комментариев: 0
— Мы участвуем во всех Федеральных программах, продолжаем строительство ФАПов – устойчиво развиваем сельские территории, там софинансирование с Республикой идёт в полной мере; программа «Доступная среда» также предусматривает такое финансирование. Кроме этого, начала действовать Федеральная адресная инвестиционная программа, в рамках которой началось строительство Диагностического центра. Более того, в текущем году мы заявили своё участие и в других программах, например, по сейсмоусилению.
— Это уже какая-то местная специфика?
— Да, мы относимся к регионам, где по сейсмике предъявляются повышенные требования, и, если здание, в котором находится объект здравоохранения, требует сейсмоусиления, выделяются дополнительные средства.
— Рустем Батырбиевич, насколько известно, Адыгея во многом ориентирована на аграрный сектор, на сельское хозяйство. Это значит, что значительная часть населения живет на селе, что в свою очередь, требует более пристального внимания к развитию ФАПов, как первичного звена медицинской помощи.
— Сразу уточню — почти половина населения нашей республики — 230 тыс. человек, живет в сельской местности. С 2011 года мы построили с нуля 28 ФАПов, и всего их сейчас у нас 123. Строили взамен тех, которые устарели морально и физически, зачастую располагались в приспособленных помещениях. В самом начале действия программы модернизации, когда надо было строить много и быстро, мы строили, в том числе, быстровозводимые ФАПы модульного типа. Понятно, что быстровозводимое не может быть хорошим по определению, но на том этапе они себя полностью оправдали, да они и сейчас работают. То, что строим сейчас – добротно и основательно, кстати, по этой программе недавно ввели в строй новую амбулаторию в ауле Уляп Красногвардейского района.
— Последние год-два отмечается бурный рост в развитии здравоохранения Республики Адыгея. Чем это обусловлено?
— В первую очередь – пониманием со стороны руководства страны, и в этом смысле наш регион не является исключением: поскольку сохранение человеческой жизни признано основным богатством нашей страны, здравоохранение повсеместно является абсолютно приоритетным.
— Как это ни пафосно звучит.
— Это именно так. В прежние времена, когда говорили о здравоохранении, имели в виду прежде всего больницы. Теперь же мы полностью переориентировали вектор на первичное звено: в конечном итоге здоровье населения определяется не больницей, а поликлиникой. Когда человек попадает в больницу, это значит, мы что-то уже упустили, где-то опоздали. Отсюда сейчас и такое повышенное внимание к первичному звену – участковому терапевту, поликлинике, амбулатории, где и формируется здоровье нации. Давайте обратимся к новейшей истории, ведь в здравоохранение десятилетиями ничего не вкладывалось, поэтому и появилась на свет программа модернизации, и к её началу некоторые стационары «едва стояли на ногах» и чуть не рухнули. Сейчас их более-менее привели в порядок, подлатали, а на поликлиники денег уже не хватило, поэтому их освежили минимально, по остаточному принципу.
В Адыгее ещё с советских времен ни одна поликлиника не строилась, и руководство РА приняло решение приобрести здание под поликлинику в самом густонаселенном районе Майкопа – в Черемушках. Сейчас поясню, что значит – «приобрести». Там сейчас работает поликлиника № 1, которая рассчитана на 20000 населения, а обслуживает почти в четыре раза больше – 70000 человек. И в этом районе, который разросся до таких размеров, еще в 90-х планировалось строительство поликлиника площадью 3150 м. кв. Когда муниципалитеты ушли в небытие, этот объект стал собственностью подрядчика, который изъявил желание достроить его под цели поликлиники, если город у него приобретет этот объект в готовом виде. Сейчас мы будем это здание приобретать, закон это позволяет.
— Один из важнейших критериев эффективности работы здравоохранения — показатель рождаемости-смертности, ну, ещё, пожалуй, продолжительность жизни.
— Да, это основные критерии. Начну со второго. По продолжительности жизни мы превышаем средний российский показатель, который составил 72,9 года.
— А в сравнении с другими республиками Северного Кавказа?
— Если Вы намекаете на пресловутое «кавказское долголетие», это понятие уже абсолютно не актуально. Например, средняя продолжительность жизни в Москве превышает эти показатели.
— Может быть потому, что там много выходцев с Кавказа, и они как раз и дают этот процент?
— Я над этим не думал, но, может быть, так и есть. На среднюю продолжительность жизни очень сильно влияет показатель младенческой смертности. Там, где ниже младенческая смертность, сразу же ползет вверх продолжительность жизни. Мы достигли таких результатов за счёт снижения младенческой смертности. В последнее время удалось очень серьезно снизить этот показатель, и мы сейчас в десятке регионов РФ с показателем 4,4, при том, что в среднем по России – 6,5 (на 100 младенцев, родившихся живыми). Кто-то может сказать, что это игра малых чисел за счет того, что малое количество людей проживает в республике. Дело в другом: эти показатели у нас были очень плохие, но мы критически подошли к службе родовспоможения, обучили специалистов, докупили оборудование, перенаправили маршруты, изменили логистику доставки рожениц…Теперь, если есть хоть малейшая угроза, эта женщина будет рожать в республиканском перинатальном центре. В случае серьезных осложнений мы отправляем роженицу в Краснодар, или Москву.
Что касается недоношенных детей – мы начинаем их выхаживать с 500 граммов и выше. Это современный европейский стандарт, на который перешла и Россия. До сих пор, если ребенок рождался с весом 500 гр., он считался мертворожденным, а сейчас мы обязаны его выходить, и мы научились их выхаживать. Очень помогли в обучении наших врачей специалисты Алмазовского центра из Санкт-Петербурга – наши кураторы.
— Ещё один вопрос, который невозможно обойти – кадровая проблема.
— В этом смысле мы ничем не отличаемся от других регионов: сложилась тенденция, что все специалисты бегут в большие мегаполисы, в Москву – и себя хотят показать, да и зарплата там повыше. Какие у нас существуют рычаги? – В первую очередь – целевой набор, когда после обучения наши студенты возвращаются и должны отработать 5 лет в республике. По сути, серьезно влиять на этот процесс мы не можем, и там есть прорехи, например, если человек меняет место жительства по семейным обстоятельствам. С недавнего времени мы начали подстраиваться под реальность – стали заключать тройственный договор: мы выплачиваем стипендию, и, если человек по окончании вуза не собирается работать у нас, он должен вернуть деньги.
В качестве стимула «местного значения» пробовали предоставлять земельные участки под ИЖС, 25 молодых семей в Майкопе получили земельные участки и по 200 тысяч рублей наличными, как подъемные. Ещё один перекос – когда заработала программа «Земский доктор», из поликлиник города все побежали работать на село. Ведь у нас в республике село это не так, что туда надо ехать весь день, у нас село – это выехал за город, и уже село начинается. Живя в городе, можно ездить в село на работу, и никаких проблем.
— Получилась ситуация, что человек «сидит на двух стульях» — с одной стороны, получает компенсацию за «оторванность от города», а с другой стороны – пользуется всеми благами городской жизни.
— Да, вот перед такой проблемой мы встали. В Адыгее 250 специалистов участвовали в этой программе и получили по миллиону рублей. А дальше получается вот что: например, девушка получает деньги, и вскоре уходит в декретный отпуск, 3 года посидит, выходит на какое-то время – опять беременеет…Получается, что мы её и на е видим на работе, она при этом деньги получила, и всё это законно. Сейчас мы с ними стали заключать договора, что считается только фактически отработанное время. Да, есть у этой медали и другая сторона – хорошо, что наши женщины рожают. У нас беда в чем – падает рождаемость: мы никак не можем выйти из демографической ямы…
— …которая пришлась на период развала СССР?
— Да, в начале 90-х годов люди перестали рожать. Сейчас пришла пора рожать детям, которые должны были родиться тогда; помните, массово пустели и закрывались детские сады. Вот сейчас мы эти плоды пожинаем, и ещё несколько лет будем эту «яму» проходить. При всём этом стараемся и на местном уровне удерживать ситуацию за счет мер социальной поддержки: при рождении третьего ребенка семья получает земельный участок.
Ещё одно направление – экстра-корпоральное оплодотворение (ЭКО). В последнее время появилось очень много бесплодных пар, которые в силу разных обстоятельств к нам не обращаются, и варятся в своем соку со своей бедой. Дело ещё и в том, что в силу своей интимности эта проблема сильно не афишируется. Сейчас мы пытаемся этот пласт поднять. Любую семейную пару, у которой есть проблемы с рождением ребёнка, мы готовы направить абсолютно бесплатно в любой федеральный центр, который работает в системе ОМС. Сейчас эту программу активно пропагандируем в местных СМИ.
Можно сказать — то чем мы сейчас занимаемся – провели реконструкцию онкодиспансера, начали строить диагностический центр, обучаем кадры — это работа на будущее: в медицине ведь не бывает сиюминутных результатов. Как в принципе я вижу развитие здравоохранения в Республике Адыгея? Сейчас идет очень серьезная работа по развитию туристического кластера, и предпосылки хорошие: у нас очень благоприятный климат, и в целом спокойная обстановка. Применительно к нашей теме — это развитие санитарной медицины, медицины катастроф – горный туризм, к сожалению, не обходится без происшествий, и надо быть готовыми ко всему, — поддержка здоровья за счет термальных источников, и соответственно, развитие санаторно-курортной базы.
Едва ли не половина республики имеет статус культурного наследия ЮНЕСКО, различные заповедники, в которых сохранена первозданная природа – это наша изюминка, сейчас это востребовано не только россиянами, но и зарубежными гостями.
Ещё одно направление развития регионального здравоохранения – университетская медицина. Сейчас перенимаем опыт Москвы по созданию университетских клиник, и за рубежом это широко распространено: все серьезные клиники существуют при каких-то вузах, там и лечат, и наука развивается. В рамках этого опыта одну из городских больниц Майкопа мы планируем передать университету. Вообще, столица Адыгеи – Майкоп – город студенческий. Здесь много иностранцев обучается, и не только из ближнего зарубежья, есть представители Ближнего Востока, Африки, Пакистан, Афганистан…


Рубен Казарян,

На фото автора: Р.Б. Меретуков
ВНИМАНИЕ! При копировании материала активная ссылка на статью сайта SKNEWS.RU обязательна!
5 июля 2017, 14:00
Автор: Рубен Казарян
Просмотров: 2674
Поделиться:

Ссылки по теме

Комментарии к статье 0

Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить комментарий (сейчас комментариев: 0)